Сказки Сергея Козлова

Правда, мы будем всегда? 1987

Чистые птицы

В сладком морковном лесу

Чудесные облака

Ёжик и море

Осенние сказки

Поросенок в колючей шубке

Необыкновенная весна

Глава 4

Ёжик и море

Ёжик и море

Жил—был в лесу Ёжик-иголка. Был у него дом с печкой лампочка в дому из гриба—лисички и полная кладовая припасов. Но все Ёжику чего-то хотелось...

— Неспокойно мне,— говорил он Васильку.— Вот здесь мутит, — показывал на грудь.— К морю хочется.

Василек никогда не видел моря, и поэтому говорил:

— Зря ты печалишься, ёжик. Посмотри, какой я красивый, взгляни, как высоки сосны, послушай, как птицы поют! И все тебя здесь, в лесу, знают и любят.

Но Ёжик с каждым днем печалился все больше.

— Хочется мне к морю! — жаловался он Муравью.

— А какое оно? — спрашивал Муравей.

— Большое. Но я его никогда не видел.

И вот как—то ранним утром, когда в небе еще плавали молочные звезды. Ёжик вышел из своего домика и пошел к морю. В лапе у него была палка, а за плечом — котомка с едой.

Сначала он шел лесом, и птицы пели над ним, и трава, мокрая от росы, шуршала под ногами. Потом лес кончился, и путь Ёжику преградила река.

— Эй! — крикнул Ёжик.

И по всей реке понеслось: «Эй-эй-эй!..

— Ты чего кричишь? — спросила, подлетев, Утка.

— Переправиться надо,— сказал Ёжик.

И Утка подставила ему свою спину и перевезла на другой берег.

— Спасибо, Утка,— сказал Ёжик и зашагал дальше.

Теперь он шел по огромному лугу. Трещали кузнечики, звенели стеклянными крылышками стрекозы, и где—то высоко в небе распевал жаворонок.. .

Долго ли шел Ёжик, коротко ли, он вышел к морю.

— Здравствуй, море! — сказал Ёжик.

— Здравствуй, Ёжик! — сказало море.

И накатилась волна. «Пффф-ф!..— ударила она в берег.

— Шшшш...» — зашуршала по камушкам, отступая.

И Ёжик тоже сделал шаг вперед и сказал: «Пффф-ф!.. И, отбежав немного: — Шшш-ш!..»

— Я на тебя похож, да?

— Очень! — сказало море. И снова ударило волной в берег.

Целый день Ёжик играл с морем: то подбегал к самой воде, то отбегал прочь.

Засыпая на песке под скалой, он поеживался, и ему казалось, что он тоже — маленькое море на четырех лапах.

«Пффф-ф!..— бормотал он себе под нос.— Шшш-ш!..»

И подымал и опускал иголки.

Ёжикина скрипка

Ёжик давно хотел научиться играть на скрипке. «Что ж,— говорил он,— птицы поют, стрекозы звенят, а я только шипеть умею?»

И он настрогал сосновых дощечек, высушил их и стал мастерить скрипку. Скрипка вышла легонькая, певучая, с веселым смычком.

Закончив работу. Ёжик сел на пенек, прижал к мордочке скрипку и потянул сверху вниз смычок. «Ни-и-и...» — запищала скрипка. И Ёжик улыбнулся.

«Пи-пи-пи-пи..» — вылетело из—под смычка. И Ёжик стал придумывать мелодию.

«Надо придумать такую,— думал он,— чтобы шумела сосна, падали шишки и дул ветер. Потом, чтобы ветер стих, а одна шишка долго— долго качалась, а потом, наконец, шлепнулась — хлоп? И тут должны запищать комары, и наступит вечер».

Он поудобнее уселся на пеньке, покрепче прижал скрипку и взмахнул смычком.

«Ууу!..» — загудела скрипка.

«Нет,— подумал Ёжик,— так, пожалуй, гудит пчела...

Тогда пускай это будет полдень. Пускай гудят пчелы, ярко светит солнышко и по дорожкам бегают муравьи.

И он, улыбаясь, заиграл: «У-у-у! У-у-у-у!..»

«Получается!» — обрадовался Ёжик. И целый день, до вечера, играл «Полдень».

«У-у-у! У-у-у!..» — неслось по лесу. И посмотреть на Ёжика собрались тридцать муравьев, два кузнечика и один комар.

— Вы немножко фальшивите,— вежливо сказал комар, когда Ёжик устал.— Четвертое «у» надо взять чуть—чуть потоньше. Вот так...

И он запищал: «Пи-и-и!..»

— Нет, — сказал Ёжик,— вы играете «Вечер», а у меня «Пол— день». Разве вы не слышите?

Комар отступил на шаг своей тоненькой ножкой, склонил голову набок и приподнял плечи.

— Да-да,— сказал он, прислушиваясь.— Полдень! В это время я очень люблю спать в траве.

— А мы,— сказали два кузнечика,— в полдень работаем в кухне. К нам как раз через полчаса залетит стрекоза и попросит выковать новое крылышко! . .

— А у нас,— сказали муравьи,— в полдень — обед.

А один муравей вышел вперед и сказал: — Поиграйте, пожалуйста, еще немного: я очень люблю обедать!

Ёжик прижал скрипку и заводил смычком.

— Очень вкусно! — сказал муравей.— Я каждый вечер буду приходить слушать ваш «Полдень».

Выпала роса.

Ёжик, как настоящий музыкант, поклонился с пенька муравьям, кузнечикам и комару и унес скрипку в дом, чтобы она не отсырела.

Вместо струн на скрипке были натянуты травинки, и, засыпая, Ёжик думал, как завтра он натянет свежие струны и добьется всё-таки того, чтобы скрипка шумела сосной, дышала ветром и топотала падающими шишками...

Ёжик в тумане

Тридцать комариков выбежали на поляну и заиграли на своих писклявых скрипках. Из-за туч вышла луна и, улыбаясь поплыла по небу.

«МММ-у!.. — вздохнула корова за рекой. Завыла собака, и сорок лунных зайцев побежали по дорожке.

Над рекой поднялся туман, и грустная белая лошадь утонула в нем по грудь, и теперь казалось — большая белая утка плывет в тумане и, отфыркиваясь, опускает в него голову.

Ёжик сидел на горке под сосной и смотрел на освещенную лунным светом долину, затопленную туманом.

Красиво было так, что он время от времени вздрагивал: не снится ли ему все это?

А комарики не уставали играть на своих скрипачках, лунные зайцы плясали, а собака выла.

«Расскажу — не поверят!» — подумал Ёжик и стал смотреть еще внимательнее, чтобы запомнить до последней травинки всю красоту.

«Вот и звезда упала,— заметил он,— и трава наклонилась влево, и от елки осталась одна вершина, и теперь она плывет рядом с лошадью...

А интересно,— думал Ёжик,— ели лошадь ляжет спать, она захлебнется в тумане?»

И он стал медленно спускаться с горы, чтобы тоже попасть в туман и посмотреть, как там внутри.

— Вот,— сказал Ёжик.— Ничего не видно. И даже лапы не видно. Лошадь! — позвал он.

Но лошадь ничего не сказала.

«Где же лошадь?» — подумал Ёжик. И пополз прямо.

Вокруг было глухо темно и мокро, лишь высоко вверху сумрак слабо светился.

Полз он долго—долго, и вдруг почувствовал, что земли под ним нет и он куда—то летит.

Бул-тых!..

«Я в реке!» — сообразил Ёжик, похолодев от страха.

И стал бить лапами во все стороны.

Когда он вынырнул, было по—прежнему темно, и Ёжик даже не знал, где берег.

«Пускай река сама несет меня!» — решил он. Как мог, глубоко вздохнул, и его понесло вниз по течению.

Река шуршала камышами, бурлила на перекатах, и Ёжик чувствовал, что совсем промок и скоро утонет.

Вдруг кто-то дотронулся до его задней лапы.

— Извините,— беззвучно сказал кто-то,— кто вы и как сюда попали?

— Я — Ёжик,— тоже беззвучно ответил Ёжик.— Я упал в Реку.

— Тогда садитесь ко мне на спину,— беззвучно проговорил кто-то.— Я отвезу вас на берег.

Ёжик сел на чью-то узкую скользкую спину и через минуту оказался на берегу.

— Спасибо — вслух сказал он.

— Не за что — беззвучно выговорил кто-то, кого Ёжик даже не видел, и пропал в волнах.

«Вот так история...— размышлял Ёжик, отряхиваясь.— Разве кто поверит?!»

И заковылял в тумане.

Однажды в солнечный день

Однажды с самого утра появилось солнце. Сначала оно осветило только верхушки деревьев потом позолотило кусты и траву, потом утренний туман растаял, и Ёжик вышел из своего домика.

— Доброе утро? — сказала ему Травинка.

— Доброе утро! — пробормотал Ёжик. Умылся в росе и отправился завтракать.

Позавтракав, он снова вышел на крылечко, потянулся, пошел к широкой поляне и сел там под густым вязом.

Солнечные зайцы водили в траве хоровод, в ветвях пели птицы, а Ёжик смотрел во все глаза и слушал.

Пришел Медвежонок, сел рядом с Ёжиком, и они стали смотреть и слушать вместе.

— Как красиво они пляшут! — сказал Медвежонок, чуть подвигаясь вправо.

— Очень! — сказал Ёжик. И тоже пододвинулся, потому что солнечные зайцы понемножку уводили хоровод вправо.

— Я никогда не видел таких крупных солнечных зайцев,

— сказал Медвежонок.

— И я,— подтвердил Ёжик.

— Как, по-твоему, у них есть уши? — спросил Медвежонок, продолжая тихонько двигаться вокруг ствола за заячьим хороводом.

— Нет,— сказал Ёжик, стараясь не отставать от Медвежонка.

— Думаю, нет.

— А по-моему, есть! — сказал Медвежонок.

— И я так думаю,— согласился Ёжик.

— Так ты же только что думал иначе!

— Я люблю думать по-разному, —ответил Ёжик, перебирая лапами.

— По-разному думать плохо,— сказал Медвежонок.

Они уже один раз обернулись вокруг вяза и теперь пошли на второй круг.

По-разному думать,— продолжал Медвеженок, — это значит — по-разному говорить...

Что ты! — возразил Ёжик. говорить можно одно и то же. — И подвинулся.

Нет,— сказал Медвежонок. — Если по—разному думаешь — по-разному говоришь!

А вот и нет! — сказал Ёжик. Думать можно по—разному, а говорить одно и то же.

— Как же так? — удивился Медвежонок, продолжая двигаться и слушать птиц. Он даже приподнял дальнее от Ёжика ухо, чтобы слышать птиц лучше.

— А очень просто! — сказал Ёжик.— , например, все время думаю о том, как хорошо сидеть под вязом и смотреть на солнечных зайцев, а говорю совсем о другом.

— Как о другом?! — возмутился Медвежонок.— Мы же говорим о том, есть ли у них уши!

— Конечно, нет! — сказал Ёжик.

— Ты же только что говорил, что есть!

— А теперь говорю, что нету.

— И тебе не стыдно?!

— Почему же мне должно быть стыдно? — удивился Ёжик.

— Я же могу иметь свое мнение.

— Но оно у тебя — разное!..

— А почему я не могу иметь разное свое мнение? — спросил Ёжик и пододвинулся.

Пока он говорил, Медвежонок не двигался с места, и теперь между ними образовалось порядочное расстояние.

— Ты меня расстраиваешь,— сказал Медвежонок и сел рядом с Ёжиком.— Давай молча смотреть на зайцев и слушать птиц.

— Тюи! Тюи! — пели птицы.

— А всё-таки лучше думать одинаково! – вздохнул Медвежонок.

Зайцы устали плясать и растянулись на траве.

Теперь Ёжик с Медвежонком неподвижно сидели под вязом и смотрели на заходящее солнце.

— Зря ты расстраиваешься,— сказал Ёжик.— Конечно, у солнечных зайцев есть уши!..

И хотя Ёжик с Медвежонком чуть было не поссорились, это был очень счастливый солнечный день!

Глава 5 «Осенние сказки» →